Гэллинн
Mira cómo se mece una vez y otra vez, virgen de flor y rama, en el aire de ayer. (с)
На любимом форуме в теме "Стихи Лорки" София выложила два незнакомых перевода.

НЕВЕРНАЯ

Лидии Кабрера
и ее негритяночке


Я думал, она холостая,
когда на берег со мною
она пошла, – а выходит,
что был я с мужней женою.
Та ночь была ночь Сант-Яго,
и это не я затеял.
Едва фонари погасли –
сверчки полыхнули в темень.
Ее дремавшие груди
на выходе из селенья
прянули мне в ладони
гроздями свежей сирени.
Ее крахмальные юбки
меня в тиши оглушали, –
словно бы десять лезвий
скользили по шелковой шали.
Стряхнув серебро, деревья
взмывали в небо, как свечи,
и лаял в тысячу глоток
глухой горизонт в заречье.

Продравшись сквозь ежевику,
сквозь камыши и крушину,
я выемку сделал – и принял
распавшихся кос лавину.
Я галстук снял, а она –
юбки свои и браслеты,
я снял ремень с кобурой,
она – четыре корсета.
Ни раковины, ни нарды
с ее не сравнятся кожей,
так и луна не мерцает
на окнах ночью погожей.
Бедра ее ускользали,
как спугнутые форели, –
то источали мерцанье,
то мертвенно цепенели.
По лучшей в мире дороге
скакал я из ночи в утро
без шпор и удил на крепкой
кобылке из перламутра.
Рассказывать я не стану,
о чем мне она шептала.
По мне, такое мужчинам
выбалтывать не пристало.
Ее от реки увел я
всю в поцелуях и в иле.
Под свежим утренним ветром
кувшинки шпаги скрестили.
Я вел себя, как мужчина
из цыганского рода, –
и подарил ей шкатулку,
атласную, цвета меда.
Но только в нее влюбляться
тогда у реки не стал я, –
зачем говорить ей было –
замужней – что холостая...


МАЛЕНЬКАЯ БАЛЛАДА О ТРЕХ РЕКАХ

Сальвадору Кинтеро

Гвадалквивир в оливах
и апельсинах струится.
Обе реки в Гранаде
текут от снега к пшенице.

Любовь, упорхнула в дали
и поминай как звали!

Бороды Гвадалквивира
гранатовых бус багровей.
Реки в Гранаде: одна –
из слез, другая – из крови.

Любовь, не дала проститься
и упорхнула, как птица!

Для парусников дорога
светлая у Севильи.
А по воде в Гранаде
от веку лишь стоны плыли.

Любовь, упорхнула в дали
и поминай как звали!

Гвадалквивир – колокольня
и ветерок в апельсинах.
Хениль и Дауро – слепые
часовни у стариц пустынных.

Любовь, не дала проститься
и упорхнула, как птица!

Крикливые всплески теснятся,
сверкают в руслах печали!

Любовь, упорхнула в дали
и поминай как звали!

Поток маслин и лимонов
в моря Андалузии мчится.

Любовь, не дала проститься
и упорхнула, как птица!

@темы: переводчики, переводы