Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:02 

Romance no gallista и другие)

Гэллинн
Mira cómo se mece una vez y otra vez, virgen de flor y rama, en el aire de ayer. (с)


Весной двадцать восьмого года Лорка оповестил своих друзей о том, что хочет сделать «скандалище», который «разбудит всю Гранаду». Замысел воплотился в литературно-художественном журнале "El Gallo" (петух — исп.). Едва вышел второй номер, в продажу поступил новый журнал — "El Pavo" («Индюк»). «Индюк» напал на «Петуха», завязалась «нешуточная» борьба критических концепций.

Стоит ли говорить, что издателем и первого, и второго журналов был сам Гарсиа Лорка. Бумажные (но на деле вполне серьезные) дебаты переносились читателями в жизнь, и испанская литературная общественность еще долго после того лета опиралась на обозначенные в них позиции.

Смысл «скандалища» заключался даже не в искусственном (на первый взгляд) разжигании полемики, а в преодолении «сонливости» города Гранады — и вместе с нею всей Испании. Публика поняла, что поддалась на провокацию, когда издатель открыл карты, признавшись, что являлся автором обоих «противников». Наиболее известной публикацией «Петуха» стал «Желтый манифест», подписанный Сальвадором Дали, Себастьяном Гашем и Луисом Мунтанья, — манифест, казавшийся отзвуком итальянского футуризма, отгремевшего, по сути, лет за десять до того. magazines.russ.ru/october/2010/1/ku18.html

Фрагмент из книги Агустина Пенона, подготовленной к изданию Мартой Осорио под названием «Страх, забвение и фантазия» (прошу прощения за сырой перевод):

«...О смятении местных умов, которое устроили в 1928 году журналы-обозрения «Петух» и «Индюк», мне рассказывали многие гранадские знакомые.
К тому времени Федерико бóльшую часть года уже проводил в Мадриде, и в одно из своих возвращений в Гранаду решил вместе с группой молодых друзей издавать новый литературный журнал, который защищал бы самые передовые художественные идеи, уже владевшие умами в других странах. Эти идеи уже начали своё шествие и по Испании, особенно заметно это было в крупных городах, таких, как Мадрид и Барселона, наполненных сумятицей идей, несмотря на господствовавший режим диктатуры Примо де Риверы.
Федерико с друзьями хотели донести дуновение ветра перемен, уже овеявшего столицу, до Гранады. Авангардные идеи витали в воздухе. Журнал «Петух» содержал сатирические выпады против общепринятых художественных «норм», поддерживаемых самыми реакционными кругами. «Мы достучимся до всех, даже до архиепископа, если понадобится», — говорилось в нём.
Три общественных класса, продолжавшие верховодить в стране, прилагали огромные усилия, чтобы оставаться наверху. И в Гранаде представители консервативного сектора, «тухляки» (как называли их Федерико и его друзья по Резиденции), восприняли появление нового журнала как издевательство над художественными канонами и нападение лично на них и на существующий порядок, размещённые в журнале революционные манифесты сочли «подрывными» и взаимосвязанными, хотя это был всего лишь журнал об искусстве. Многие оскорбились и разгневались на авторов выпуска.
Вскоре после выхода «Петуха» появился ещё один журнал. Он назывался «Индюк» и защищал консервативные взгляды и идеалы, его девиз гласил: «"Индюк" клюёт "Петуха"». «Индюк» совершал прямые нападки на «Петуха» и его революционные цели, доходя до прямых оскорблений поэзии Федерико. Во многих тертулиях (литературных кафе) оба журнала читали и комментировали вслух с неподдельным энтузиазмом. Город разделился на «павистов» и «гальистов».
Херардо Росалес рассказывал мне, что гранадцы всегда обожали тертулии (кажется, первые заведения такого рода появились ещё в XVIII веке), а эту ситуацию восприняли очень серьёзно, и противостояние между павистами и гальистами оказалось не менее бурным, чем между приверженцами двух тореадоров-соперников или — в наше время — фанатами разных футбольных клубов. Дискуссии и споры сторонников двух партий нередко перерастали в настоящие потасовки.

Спустя некоторое время выяснилось, что над гранадцами подшутили: «Индюк» был придуман и выпущен той же командой, сплотившейся вокруг Федерико, а некоторые из наиболее яростных выступлений против современной поэзии правила рука самого Гарсиа Лорки. В конце концов волнения улеглись, большинство людей сумели взглянуть на происшедшее с юмором, за исключением самых закоренелых ретроградов.

В номере «Индюка» было напечатано стихотворение, оказавшееся акростихом. Если прочитать первые буквы всех строк, получится фраза: «"Индюк" сделан редакцией "Петуха"».

Romance no gallista
"Acróstico":


Para hacer buena poesía,
Aunque sea putrefacta,
Versos que rimen con garbo
O prosas sin camelancia,
Es necesario, señores,
Ser muy de la retaguardia,
Tener ingenio de ley,
Aprender bien la gramática,
Hacer uso del cerebro,
Expresar como Dios manda.
CHicos terribles del gallo,
Orientar bien vuestra barca
Porque si no la orientáis
Os vais al fondo del agua.
Revolución imponente
La que ha ocurrido en Granada.
Apartarse de la fiera
Renovadora que pasa
En forma de gallo implume
De cabeza iconoclasta.
Amigos y compañeros
Cagatintas de vanguardias,
Comerse ese gallo afónico
Ido de vuestra garganta
O meterlo en el corral,
No lo asoméis a las bardas.
Disparates divertidos,
Estridentismos sin tasa
Los que este gallo nos dice,
Gallo sin picos ni patas.
Admirados vanguardistas
Los de las extravagancias,
Lucid un gallo más listo
O comed su cresta asada.»

@темы: документы, и это все о нем, переводы

Комментарии
2016-06-05 в 01:15 

Alnika
Как же жалко, что он тогда уехал в Мадрид и бросил журнал...

2016-06-05 в 01:19 

Гэллинн
Mira cómo se mece una vez y otra vez, virgen de flor y rama, en el aire de ayer. (с)
Да, интересно, чего бы они с ребятами ещё напридумывали. А без него всё увяло...

2016-06-05 в 01:40 

Alnika
Дада, помню, письмо читала, где ребята на него прямо ругаются,) упрекают, что вот уехал, их бросил. Уже не вспомню, чьи подписи были. Антонио де Луна, кажется, еще Гомес Арболейя. И чуть ли не Франсиско Гарсиа Лорка.))

   

Romancero gitano

главная