19:10 

Lille Prinsen
Воин тьмы, светловолосый бог крови и похоти. (с)
Из книги Аманды Лир "Дали глазами Аманды".

Я не смогла сдержать улыбки..
- Не улыбайтесь во весь рот, детка. Разве что чуть-чуть, уголками губ. У вас такой нежный рот, такой нежный...
И тут он процитировал стихи Гарсиа Лорки.

***
Мы в молчании прослушали музыку до конца. Гала замерзла и вернулась в дом. Тогла Дали взял меня за руку и снова процитировал стили Гарсиа Лорки: "Капля, плененная на кончиках твоих пальцев".

***
...я удостоилась права присутствовать на показе мод его "большого друга, кутюрье Пертегаса". И еще мне предстояло увидеть Матильду, одну из первых Хинест Дали.

Любезная дама снова подвела мэтра ко мне и тепло поблагодарила за то, что он почтил их своим присутствием. Болтая с ней, Дали настойчиво щипал меня и дергал за локоть, но я никак не могла взять в толк, что он от меня хочет. Лишь когда мы покинули салон, он приоткрыл завесу тайны: "Это же была она! Матильда! За ужином я расскажу вам о своем романе с Матильдой Неблагодарной, как называл ее Лорка".

Как и было обещано, он принялся рассказывать мне о своем романе с Матильдой. Он любил ее, когда она была молода и "прекрасна как день". Она была его Хинестой, его весенним цветком, пышущим крепким каталонским здоровьем, и он посылал ей пылкие письма. Он уехал, а она вышла замуж. Он забыл ее, но, узнав о ее замужестве, вспомнил "Неблагодарную Матильду", стихотворение Гарсиа Лорки, посвященное другой Матильде, что отказала поэту, когда Федерико был студентом. Много лет спустя в каком-то магазине к Дали подошла женщина в мятом, поношенном плаще. Это была Матильда, прекрасная Хинеста превратилась в матрону и теперь беззвучно плакала, глядя на Дали.

***
Он говорил мне, что когда Гала возвращалась из очередной поездки, он чувствовал себя таким влюбленным, что делал с ней "швейную машинку", но это было скорее актом символическим, чем настоящим проникновением внутрь. Что же касается его внебрачных любовных приключений, то он в подробностях рассказывал мне о своем юношеском опыте, когда он ходил в бордель с дружками, среди которых был и Пикассо. Он рассказывал мне о своей связи с Натали Палей, у которой были потрясающие, длинные, покрытые лаком ногти. И еще о нескольких случайных подружках, которым удавалось на время разбудить в нем желание. И об опыте гомосексуальных отношений, единственном в его жизни, с Гарсиа Лоркой, который завершился мучительным поражением. Тем более мучительным, что ему пришлось пойти на попятный буквально с половины пути - только потому, что это причиняло ему нестерпимую боль.

@темы: документы, люди

   

Romancero gitano

главная